right_side
Подписка на обновления
Введите Ваш email адрес:

Метки
Александр Иличевский Александр Кравцов Александр Раков Александр Сергеевич Пушкин Андрей Вознесенский Анна Ахматова Антон Павлович Чехов Арсений Тарковский Белла Ахмадулина Борис Пастернак Борис Слуцкий Булат Окуджава Валентин Серов Валерий Голиков Валерий Цаплин Варначев Евгений Михайлович Великие поэты Велимир Хлебников Виктор Некрасов Владимир Высоцкий Владимир Маяковский Владимир Набоков Владимир Орлов Владислав Ходасевич Выставки картин в Ярославле Выставки художников в Ярославле Геннадий Шпаликов Генрих Гейне Георгий Иванов Давид Самойлов День Победы Дмитрий Быков Евгений Баратынский Евгений Евтушенко Иван Бунин Иван Тургенев Иннокентий Анненский Иосиф Бродский Исаак Левитан Клод Моне Константин Бальмонт Крещение Лев Толстой Леонардо да Винчи Максимилиан Волошин Марина Цветаева Мария Петровых Маршак Международный музыкальный фестиваль Юрия Башмета Михаил Врубель Михаил Кузмин Михаил Лермонтов Николай Васильевич Гоголь Николай Гумилев Николай Некрасов Николай Рерих Николай Рубцов Осип Мандельштам Рокуэлл Кент Сальвадор Дали Сандро Боттичелли Саша Черный Сент-Экзюпери Сергей Есенин Федор Тютчев Христианская поэзия Юрий Башмет Юрий Левитанский американские писатели американские поэты английская поэзия английская проза английские художники былинки выставки художников в Москве голландские художники искусство эпохи Возрождения итальянские художники книги с помойки необычные выставки в Ярославле нидерландские художники поэты Серебряного века русская поэзия русские писатели русские поэты русские художники советские писатели советские поэты современные русские писатели современные русские поэты стихи о Рождестве стихи о войне стихи о любви французская поэзия французские художники художники-любители художники Ярославской области школа танца "Амира" ярославские поэты ярославские художники

Яндекс.Метрика

Любимые стихи, книги, картины...

 

rozhdestvo

МАДОННА РАФАЭЛЯ

Склоняся к юному Христу,

Его Мария осенила,

Любовь небесная затмила

Ея земную красоту.

А Он, в прозрении глубоком,

Уже вступая с миром в бой,

Глядит вперед — и ясным оком

Голгофу видит пред Собой.

1860-е

(Алексей К. Толстой)

 

 

 

РОЖДЕСТВО

Я бескорыстно и наивно

Люблю в рождественской ночи

Звезды осьмиконечной дивной

Ко мне летящие лучи.

Когда вся церковь замирает,

Раскрыты Царские Врата,

Стоит, земли не задевает

Крылатый ангел. И уста

Не движутся, но льются звуки,

Здесь небо снизошло к земле,

Благословляющие руки

Я ощущаю на челе.

И запах ладана и ели,

Свечей живые огоньки,

И страх, что невесомость в теле —

От прикоснувшейся руки.

Я с этим чудом в мир ступаю —

Надолго хватит! И на всех!

Сверкает в звездах Ночь Святая,

И блестки сыплются на снег.

1998

(Нина Карташева)

 

С Рождеством поздравляю православных христиан!

Алексей Варламов о Наринэ Абгарян, лауреате премии “Ясная Поляна” в номинации XXI век за 2016 год:

Бывают такие книги, читая которые, забываешь, что ты член жюри, про короткие и длинные списки, забываешь, что вокруг лето – вообще обо всем забываешь и просто благодарен автору за то, что он ведет тебя в какой-то удивительный мир. Именно с таким чувством я читал книгу Наринэ Абгарян «С неба упали три яблока».

Вчера и я прочитала эту книгу за один присест. Вроде простая жизнь горной армянской деревни,  но привлекла меня теплая  и чистая атмосфера этой сельской жизни, ее чудаковатые  жители, которые укрепились духом, несмотря на  обрушивающиеся невзгоды: землетрясение, голод, войну, многочисленные смерти. Это пример терпения и смирения, сострадания, веры в Бога и в то, что каждое испытание отводит одну более страшную беду. И еще, каким многоликим может быть человеческое счастье, многоликим и милосердным – в каждом своем проявлении.

 

«Каждый в душе надеялся, что они (цыгане) рассказывают правду и что несчастные обитатели западного крыла Маниш-кара живы. И даже то, что они теперь говорили на других языках и носили другую одежду, не имело никакого значения, в конце концов, небо везде одинаково синее, и ветер дует ровно так, как в краю, где тебе посчастливилось родиться»

«Библиотека со временем стала напоминать Вавилон для живности, всякая пичужка или букашка находили здесь приют и множились с удивительной ретивостью. Анатолия оставляла на подоконниках блюдца с сахарной водой – для бабочек и божьих коровок, смастерила несколько кормушек для птиц и высадила во дворе небольшой огород – на радость муравьям. Так она и проводила дни, шелестя страницами любимых, пахнущих кожаным переплетом книг, бездетная и несчастная, окруженная невинными созданиями – на работе и терзаемая ненавистью супруга – в отцовском доме»

«Спустя еще семь тяжелых лет война отступила, забрав с собой молодое поколение. Одни погибли, другие, чтобы спасти семьи, уехали в спокойные и благополучные края. К тому времени, когда Анатолии исполнилось пятьдесят восемь, в Маране остались только старики, не пожелавшие покидать землю, где покоились их предки. Будучи самой молодой жительницей деревни, Анатолия ничем внешне не отличалась от той же Ясаман, которой в дочери годилась. Ходила, как и остальные старушки, в шерстяных длинных платьях, повязывала передник, убирала волосы под косынку, которую затягивала причудливым узлом на затылке. На глухо застегнутом вороте носила неизменную камею – единственное украшение, которое осталось от матери. Надежды на то, что жизнь когда-нибудь изменится к лучшему, никто из маранцев не лелеял. Деревня кротко и приговоренно доживала свои последние годы, и Анатолия – вместе с ней»

«Нет рая, и нет ада, — поняла вдруг Анатолия, — Счастье – это и есть рай, горесть – это и есть ад. И Бог наш везде и повсюду не только потому, что всемогущ, но и потому что Он и есть те неведомые нити, что связывают нас друг с другом»

«Мир был прекрасен и безмятежен, мир радовался и пел, словно умытое и накормленное после долгого сна дитя»

«Ночь уронит с неба на землю три яблока – одно тому, кто видел, другое тому, кто рассказывал, а третье тому, кто слушал и верил в добро»

800px-narine_abgaryan_04

Нарине Юрьевна Абгарян — российская писательница, член попечительского совета благотворительного фонда «Созидание»

14 января 1971 года

30 Дек 2016 Рубрики: Поэзия

С наступающим Новым годом!

Пролетает за годом год. Быстро течет жизнь.  Не успеешь родиться  — вот уже и старость.  В моей жизни это уже 71-ый Новый год. И все равно для меня это самый сказочный праздник, дарящий надежду на счастье. Самый семейный праздник со своими традициями, с подарками,  с верой в чудо.

rozhdestvo-santa-claus-gifts-merry-christmas-novyi-god-winte

 Поэтому и Вам я желаю отметить его  весело с любимыми людьми. Хочу пожелать Вам счастья, здоровья и благоденствия. Новых встреч, новых открытий, духовного прогресса. И не забывать, что:

«Жизнь ведь тоже только миг,

Только растворенье

Нас самих во всех других

Как бы им в даренье»  (Борис Пастернак)

 

Снег идет

 

Снег идет, снег идет.

К белым звездочкам в буране

Тянутся цветы герани

За оконный переплет.

 

Снег идет, и все в смятеньи,

Bсе пускается в полет,

Черной лестницы ступени,

Перекрестка поворот.

 

Снег идет, снег идет,

Словно падают не хлопья,

А в заплатанном салопе

Сходит наземь небосвод.

 

Словно с видом чудака,

С верхней лестничной площадки,

Крадучись, играя в прятки,

Сходит небо с чердака.

 

Потому что жизнь не ждет.

Не оглянешься и святки.

Только промежуток краткий,

Смотришь, там и новый год.

 

Снег идет, густой-густой.

В ногу с ним, стопами теми,

В том же темпе, с ленью той

Или с той же быстротой,

 

Может быть, проходит время?

Может быть, за годом год

Следуют, как снег идет,

Или как слова в поэме?

 

Снег идет, снег идет,

Снег идет, и все в смятеньи:

Убеленный пешеход,

Удивленные растенья,

Перекрестка поворот.

 

Борис Пастернак

 

 

С наступающим  Новым годом, дорогие!

26 Дек 2016 Рубрики: Поэзия

Снова немного о Вере Полозковой

Питерская поэтесса, родилась 5 марта 1986 года. Молодая, талантливая и необычная.  Побывала в Америке и Индии, которую она очень любит.

«В последнее время я себя ловлю на мысли, что  мне стало интересней наблюдать, чем просто участвовать. Мне хочется стоять с другой стороны. Наблюдать за людьми – как человек с кем-то разговаривает, как у него в этот момент освещен профиль. Поэтическая история – это история про наблюдателя. Про человека, который всегда стоит чуть-чуть в стороне, а не про тех людей, которые ходят и ломают мир – такие, к сожалению, рано заканчиваются» (Вера Поозкова)

vera-polozkova

Об Америке:

Что рассказал Шанкар своему другу раджу, когда вернулся домой

 

когда я прилетел, раджу, я решил: эти люди живут как боги

сказочные пустые аэропорты, невиданные дороги

 

целое стекло в окне и фаянсовый унитаз даже в самой простой квартире

счастливы живущие здесь, сказал, как немногие в этом мире

 

парки их необъятны, раджу, дома у них монолитны

но никто из их обитателей не поет по утрам ни мантры,

ни киртана, ни молитвы

 

вроде бы никто из них не лентяй, ни один из них не бездельник —

но они ничего не делают, кроме денег:

 

кроме денег и денег, раджу, как будто они едят их:

только пачки купюр рекламируют на плакатах

 

представляешь, раджу, ни грязи, ни нищеты, но вот если большая трасса —

то во всю длину вдоль нее щиты, на которых деньги и даже — груды сырого мяса

 

кроме денег, раджу, как будто чтобы надеть их:

нанимают чужих людей, чтоб заботились об их детях

 

кроме денег, раджу, но как попадется навстречу нищий или калека —

так глядят, будто он недостоин имени человека

 

кроме денег, но не для того, раджу, чтоб жене купить на базаре

дорогих украшений или расшитых сари

 

а пойти и сдать в банк, и соседям служить примером —

и ходить только в сером, и жена чтоб ходила в сером

 

женщины их холёны, среди старух почти нет колченогих, дряблых

но никто из мужчин не поет для них,

не играет для них на таблах

 

дети их не умирают от скверной воды, от заразы в сезон дождей или черной пыли,

только я не видел, чтоб они бога благодарили

 

старики их живут одни, когда их душа покидает тело —

часто не находят ничьей, чтобы проводить ее захотела

 

самое смешное, раджу, что они нас с тобой жалели:

вы там детям на хлеб наскребаете еле-еле,

 

спите на циновке, ни разу не были ни в театре, ни на концерте —

люди, что друг другу по телефону желают смерти

 

я прожил среди них пять дней и сбежал на шестые сутки —

я всерьез опасался, что навсегда поврежусь в рассудке

 

и моя сангита аж всплеснула руками, как меня увидала:

принесла мне горячих роти и плошку дала

 

что с тобой, говорит, ты страшнее ракшаса, бледнее всякого европейца,

я аж разрыдался, раджу, надо ж было такого ужаса натерпеться.

 

Об Индии:

Чему учит нас город Джайпур, мой свет?

Месть индуса изобретательна и хитра.

У тебя неплохой отель, только в храме Шивы сразу за ним служба начинается в пять утра.

И репертуар, в свою очередь, там таков, что хрустит и трескается кора

Головного мозга. Причем сегодня он значительно заунывнее, чем вчера.

 

Чему учит Джайпур меня? Я преодолела большой маршрут.

Что ни кадр, то как из журнала Geo, что ни индиец, то изумруд.

А сомненья, кишечные палочки и служители храма Шивы

меня пытались, но не берут.

 

«Тут нормально, что машины царапаются, одежда изнашивается и мнется, дерево ветшает, люди полнеют, стареют или ошибаются — тут никто не делает при этом такого лица, словно до тебя этого никто не позволял себе и ты один во всем виноват. Тут все проще раз в семьдесят: не нравится — не бери, не успеваешь — не страшно, не хочешь за руль – оставайся»

Бог — это взаимосвязь.

Мы частность Бога, Его

Случайная ипостась.

И более ничего.

…И я уйду. А птица будет петь,

как пела,

и будет сад, и дерево в саду,

и мой колодец белый.

На склоне дня, прозрачен и спокоен,

замрет закат, и вспомнят про меня

колокола окрестных колоколен.

С годами будет улица иной;

кого любил я, тех уже не станет,

и в сад мой за беленою стеной,

тоскуя, только тень моя заглянет…

И я уйду; один – без никого,

без вечеров, без утренней капели

и белого колодца моего…

А птицы будут петь и петь, как пели.

перевод А. Гелескула

Впервые я встретила это стихотворение в книге Карлоса Кастанеды «Путешествие в Икстлан» Оно поразило меня лиричностью и спокойствием ухода из жизни, и скоротечностью человеческого бытия и величием, созданного Богом мира.

Стихотворение это написал испанский поэт Хуан Рамон Хименес. Вчера исполнилось 135 лет со дня его рождения.

jrjimenez

Хуан Рамон Хименес — испанский поэт, лауреат Нобелевской премии 1956 года

24 12 1881 — 29 05 1958

 Он родился 24 декабря  в 1881 году в городе  Могер  в Испании. Свой родной город и любимую Андалусию поэт воспел во многих своих произведениях.

Посох держа на плече,

смотрит пастух отрешенно,

как расплываются сосны

там, на краю небосклона;

тянется пыльное стадо,

тихое в час этот поздний,

и бубенцы под луною

все монотонней и слезней.

 

В белых туманах укрылся

хутор. Ни света, ни луга —

только сквозящая всюду

вечная чья-то разлука.

 

Речка в себе затаилась,

и, хоть не видно протоки,

из тишины непроглядной

слышно, как воды глубоки.

Все расплывается. Глухо,

словно над вымершим краем.

Лишь под луной золотою

плач бубенцов нескончаем.

 

Перевод А. Гелескула

…………………………………………………..

 

Женщина рядом с тобой…

Музыку, пламя, цветок —

все обнимает покой.

Если с тобой ее нет,

сходят с ума без нее

музыка, пламя и свет.

 

Перевод М. Самаева

……………………………………………………

 

Ты все катишь, былое, в бедной старой карете.

Ты все таешь, мой город, возле сердца пригретый

И слезою ты стынешь, о звезда на рассвете,

над зеленой долиной и над бедной каретой.

 

Зеленей стало небо, ожила мостовая.

Пряной свежестью ранней по обочинам веет.

И жуют свое эхо не переставая

ветряки, на которых заря розовеет.

 

А душа вспоминает муку слов торопливых,

белый всплеск занавески вслед карете бессменной

переулок вечерний в синих лунных отливах,

поцелуи той ночи, последней, мгновенной…

 

И все катит былое в бедной старой карете.

И все тает мой город, возле сердца пригретый.

И одна ты светлеешь, о звезда на рассвете,

над зеленой долиной и над бедной каретой.

 

Перевод  А. Гелескула

…………………………………………………

 

Бродят души цветов под вечерним дождем.

О ростки желтоцвета по кровельным скатам,

вы опять отогрели заброшенный дом

нездоровым и стойким своим ароматом!

 

Он как голос, который заплакать готов,

или сказка лесная, с лачугой в низине,

где невеселы краски, и много цветов,

и большие глаза нелюдимы и сини…

 

Привкус горя навек с этим запахом слит

и возник в незапамятно-давние годы…

Крыша пахнет цветами, а сердце болит,

словно эти цветы — его желтые всходы.

 

Перевод А. Гелескула

 

 

СЕЛЬСКИЙ КАРНАВАЛ

 

Неделя солнца и воды!

Веселье солнца и воды!

 

— Моей любви, моей беды! —

…Похмелье солнца и воды!

 

Над карнавальной суетой

бьет в окна ливень золотой!

 

— А сердце бродит сиротой! —

И вечер серый и пустой…

 

— В ее зрачках вечерний свет,

как будто верности обет.

(Вечерний свет, неверный свет!)

 

— Не узнаешь? — И да и нет…

 

Неделя солнца и воды!

Веселье солнца и воды!

 

— Моей любви, моей беды! —

…Похмелье солнца и воды!

 

Перевод  А. Гелескула

 

НАДЕЖДА

 

Надеяться! И ждать, пока прохлада

туманом наливается дождливым,

сменяет розу колос, и по жнивам

желтеют отголоски листопада,

и с летом соловьиная рулада

прощается печальным переливом,

и бабочка в полете торопливом

теплу недолговременному рада.

 

У деревенской лампы закоптелой

мою мечту качая в колыбели,

осенний ветер шепчет над золою…

 

Становится нездешним мое тело,

и старые надежды поседели,

а я все жду и жду… свое былое…

 

Перевод  А. Гелескула

 

 

 

Не забывай меня,

нечаянная радость!

Чему когда-то верилось – разбилось,

что долгожданным было – позабылось,

но ты, неверная, нечаянная радость,

не забывай меня!

Не позабудешь?

 

«Способный стать темным и сложным, он чист и почти наивен. И в них, в этих чудесных и тонких стихах, те же образы и те же печали, что в народных песнях… Родился тот, кому дано выразить, благородно и сдержанно, ту потаенную тоску, что несешь ты в своем сердце, Андалусия» (Рубен Дарио)

1 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 150